Вечер Александра Бренера

Большинство среди собравшихся в этот вечер на КРЫШЕ, достаточно хорошо были знакомы с Александром Бренером. Их отношения сложились ещё в славные девяностые года прошлого, теперь уже, столетия, когда Александр приезжал из Казахстана - со своей исторической родины, и несколько лет жил в Израиле. Затем Бренер на несколько лет поселился в России. Года три назад он приехал в Израиль из Москвы и появился на заседании литературного собрания, на котором с оглушительным мычанием несколько символически продемонстрировал, что искусство представляет собой «не то, что все думают, а кровавое дело».

Летом 1997 года, после выхода из голландской тюрьмы, Бренер опять посетил литературное собрание. Единственное место, где он тогда выступил, было на Крыше Оли Медведевой. Посреди чтения стихотворных текстов, расцвеченного монотонным стуком ножа по кастрюле и заунывным распеванием, Бренер, дойдя до пафосных энергетичных моментов, неожиданно ударил снизу носком ботинка по стеклу, стоявшего перед ним, журнального столика, на котором находились бутерброды и фрукты.

Стекло разбилось, вызвав всеобщий «ах». Бутерброды рассыпались, а яблоки покатились по полу. Усыпанная осколками стекла, Оля Медведева (хозяйка дома) не прекратила видеосъемки, производимой ею в положении сидя на корточках напротив Бренера. Этим самым она продемонстрировала своё отношение ко всему происходящему, как к неотъёмлемой части представления. Сам Бренер тоже не прекратил чтения своих стихотворных текстов, не давая повода для проявления негативной реакции тех, кто присутствовал на заседании литературного собрания. Благодаря невозмутимости Оли всё происходящее было воспринято как нечто запланированное и не нуждающееся в осуждении.

Произведения, зачитанные Бренером, были высокого качества. Они соответствуют традиции поэтов от Могутина до Лимонова. Новые, предложенные на этот раз, тексты (в основном монологи) были более чёткими и ясными, чем те, с которыми члены литературного собрания были знакомы ранее. Для темперамента Бренера характерна сильная монотонность (заунывность) поэтому он решил компенсировать её своеобразным вариантом оживления (разгромом журнального столика), который смотрелся как некий приём разрядки.



© 2019 Русские писатели Израиля. Все права защищены
почта: dina@izrawriters.ru