Дина Рубина

Дина Рубина родилась в 1953 году в семье художника и учителя истории в столице советского Узбекистана, Ташкенте. Оба ее родителя были украинскими евреями, которые приехали в Ташкент в разное время: мама приехала с беженцами из Полтавы, а отец возвратился после Второй Мировой войны к своим родителям, которые были эвакуированы из Харькова в Ташкент во время Второй Мировой Войны. Обе семьи сохранили довольно артистические семейные легенды о своих корнях. Например, ее прадед со стороны матери был раввином, а прадед со стороны отца был извозчиком в Варшаве, и обладал настолько яростным характером, что дед Дины был вынужден в детстве сбежать из дому и никогда больше не возвращаться к своей семье.

Детство писательницы было заполнено семейной любовью и хронической нехваткой пространства — маленькие советские квартиры, в которых было так мало полезной площади для маленькой девочки. Одна комната всегда была студией ее отца с раскладушкой Дины расположенной среди красок и холстов.

Дина Рубина начала писать в раннем возрасте, ее первый рассказ Беспокойная природа (1971 г.) был издан в журнале Юность (тираж 3 миллиона экземпляров), в разделе Юмор. Вскоре Дина начала писать для более серьезного раздела прозы: По субботам (1974 г.); Этот Чудной Алтухов (1976 г.).

В 1977 году, после окончания Ташкентской Консерватории, Дина Рубина начала работать в Институте Культуры. Ее студенты были "детьми горных пастухов", которые должны были принять европейскую культуру и принести ее в сельские азиатские аулы Узбекистана. Писательница вспоминает свой педагогический опыт: "Что точно означает культура? Это если бы мы скрестили песню пастуха … с серенадой Шуберта? Было бы лучше для мировой культуры …, если песня пастуха будет жить отдельно от баллад Шуберта?..". Иронический и риторический вопрос Дины содержит очень серьезную проблему, которая всегда возникает между весьма различными культурными традициями, которые были связаны силой и медленно разрушались в этом "международном союзе" советской псевдо культуры. Через ее принадлежность к еврейскому культурному меньшинству Рубина часто подвергалась, как и представители любой этнической культуры, преследованию и ее творческий порыв часто был подавлен и оскорблен в советской "семье народов".

Вскоре Дина Рубина оставила преподавание музыки и пыталась заработать себе на жизнь переводами произведений различных узбекских писателей. В 1982 году узбекское Министерство Культуры наградило Рубину за пьесу Чудесная Дойра, которая была написана ей в сотрудничестве с Рудольфом Баринским. Пьеса была поставлена в Ташкентском Театре Музыкальной Комедии и имела большой успех. Позже Рубина написала другую пьесу, которая была основана на ее более раннем романе Так, Когда Будет Снег?. Пьеса была преобразована в радио — и телеспектакль, который достиг национальной аудитории с большим успехом. Однако сама писательница рассматривает этот эпизод своей биографии с определенным скептицизмом: "Играть мои работы в театре или кино столь же невозможно как ставить в театре или в кино работы Искандера или Довлатова. Проза писателей с четко выраженной интонацией не может быть передана на кино экране или на театральной сцене. Ее необходимо только принимать".

Душная и несчастная атмосфера культурной жизни в стране душила молодую писательницу. Ее душа нуждалась в большем месте для своего каждодневного и творческого существования. Как и многих представителей ее поколения, эта экзистенциальная потребность независимости и духовности приводит молодую писательницу к мечте о персонажах из "Трех сестер" Чехова, а значит – к мечте о Москве, которая воспринималась, как центр свободной, возвышенной культуры.

В середине 1980-ых годов Дина Рубина со своим сыном от первого брака переехала в Москву. Она жила там, как внештатный художник, постоянно издавая свои новые произведения. Здесь она нашла свое личное счастье, снова вышла замуж и родила второго ребенка. Круг ее Московских знакомых очень широк — музыканты, художники, писатели. Однако Рубина снова начала чувствовать "давление от отсутствия пространства для свободы мысли". Писательница была удручена идеологическим цинизмом, который «управлял» культурной жизнью в Москве, двусмысленностью, которая медленно преобразовывалась в личную безнравственность и социальный конформизм. И в этот период Рубина начинает работать в стиле психологического конформизма.



© 2019 Русские писатели Израиля. Все права защищены
почта: dina@izrawriters.ru